Сегодня наша девочка сидела на плече у 11-тиклассника и звонила последний звонок. Вы, должно быть,…

Евгения

Евгения

- Любимая, зачем ты в моей рабочей тетради рисуешь каракули?
- Это автографы!
- Зачем ты в моей рабочей тетради ставишь автографы?
- Не только в твоей, но и в папиной!
- А зачем ты в моей и папиной рабочих тетрадях ставишь автографы?!
- Да чтобы вы не грустили!!

Posted by Евгения Диллендорф on 20 май 2018, 05:12

from Facebook

На долю учителя всегда остаётся очень мало. Надо стать Александром Македонским, чтобы прославить…

Евгения

Евгения

Оскудение жизни вплоть до её полного исчезновения – об этом, как мне показалось, «Река Потудань» Андрея Платонова в исполнении "Студия театрального искусства" Сергея Женовача. Жизнь, радость, цвета, запахи, еду и даже слова - всё у героев отняла революция и гражданская война. Никто в спектакле не умеет говорить. Даже дочка учительницы, выросшая в доме «с хорошей мебелью» (такова оценка отца-столяра), которая учится и заканчивает какие-то медицинские курсы, даже она разучилась или так и не успела научится разговаривать.
Оставила революция только право на труд, и как-то не сразу догадываешься задать себе вопрос: а до революции, которая «дала народу всё», народ не на той ли мебельной фабрике трудился?
Но не о том спектакль. А о том, как плохо и одиноко безъязыкому в мире. А нам, а мы? Не трещать и трепаться, а поговорить о важном, не с миром, а с близкими и любимыми – умеем ли? Наша немота другого происхождения, но следствия её от того не менее печальны.
Языка нет, а чувства живы. Самое сильное у них, пожалуй, всё-таки голод. Но и любовь, прежде всего, родительская. Хотя и между мужчиной и женщиной тоже. Не сомневаюсь, у Платонова много сказано про чувство долга, но в спектакле это опущено.
Плотское сильно, но так ли сильно, чтобы победить смерть? Остаётся не ясно. Даже в разговоре сложно понять друг друга, а уж безъязыким – совсем худо. Если герои не умирают, то случайно и это совсем не по-Платоновски. Конечно, они должны были умереть, да так оно, верно, и было.

Posted by Евгения Диллендорф on 27 апр 2018, 12:09

from Facebook

Григорий Явлинский

Григорий Явлинский

Прошел месяц. Два вопроса о прошедших выборах:

1. О чем были эти выборы?

- О том, что путинскую систему организации жизни и экономики давно пора было менять!
- О том, что пожары случаются в любой стране мира, но в России в год в огне погибает 7 человек на 100 тысяч жителей, а в Европе — примерно 0,6 человека на 100 тысяч.
- О том, что в России до сих пор не решен вопрос неприкосновенности частной собственности и любой предприниматель знает, что завтра у него могут все отобрать. Поэтому он строит так, чтобы вложить как можно меньше, а получить как можно больше. Он не может думать о перспективе — например, о том, чтобы оставить свой бизнес детям. Он не уверен ни в чем и думает только о том, как быстрее собрать деньги и быть готовым, если что, исчезнуть. В результате 700 торговых центров в Московской области оказались так или иначе пожароопасны.
- А еще эти выборы были о слиянии власти и бизнеса. О том, что госчиновники в России, вместо того чтобы контролировать экологию, технику безопасности, санитарные нормы, сами занимаются бизнесом, получают прямо или через посредников коммерческие доходы. Поэтому у госчиновников нет ни малейшего интереса всерьез требовать от бизнеса тратиться и обеспечивать систему безопасности граждан. Интерес их такой же, как у бизнеса, — максимальная нажива.

2. Что же случилось на этих выборах?

- Путин получил мандат ничего не менять — ни в законодательстве, ни в борьбе с коррупцией, ни в здравоохранении, ни в образовании, нигде. Поэтому выборы проиграли все: и те, кто голосовал за Путина, и те, кто голосовал за левых, и те, кто за правых, и те, кто бойкотировал выборы, и те, кто просто не ходил. А выиграли те, кто паразитирует на этой системе, кто этой системой пользуется. Судите сами: по данным Forbes, совокупное состояние 200 крупнейших представителей российского бизнеса за год (в условиях кризиса и санкций, экономической рецессии, снижения доходов населения) увеличилось на $25 млрд и достигло $485 млрд. При этом в правительстве обсуждают создание специального государственного органа помощи «жертвам санкций», а также повышение пенсионного возраста и увеличение налога на доходы физических лиц до 15-17%.

(видео: фрагмент выступления на форуме «Перспективы московского "Яблока" 2018-2019», 19 апреля 2018 г.)

Posted by Евгения Диллендорф on 23 апр 2018, 16:12

from Facebook