Евгения Диллендорф (dillendorf) wrote,
Евгения Диллендорф
dillendorf

долгий путь к пониманию

В декабре 2010 года журнал «Континент» опубликовал первую часть огромного интервью экономиста и политика, талантливого публициста Андрея Илларионова «Трудный путь к свободе», которое тот посвятил внимательному разбору многочисленных обстоятельств работы правительства Гайдара. Эта публикации интересна по нескольким причинам.

Это первый серьезный анализ новых, открывшихся после смерти Гайдара, обстоятельств деятельности его правительства. Его автор – в свое время сторонник и соратник Гайдара, принимал прямое участие в реформах, работая первым замдиректора Рабочего центра экономических реформ при правительстве России (1992—93), руководителем группы анализа и планирования при председателе правительства (1993—94), советником президента России по экономическим вопросам (2000-2005). Наконец, некоторые идеологические представления автора, близкие, с нашей точки зрения, «яблочным», позволяют яснее видеть и прошлое, и настоящее.

Исходя из «не слишком впечатляющих» результатов прошедшего «двадцатилетия реформ», автор ищет ответы на вопросы об обоснованности сделанного выбора, о совершенных во время перехода ошибках, о существовавших альтернативах. Илларионов предлагает начать демифологизацию реформ: «Отказ защитников позиции, согласно которой все реформы были проведены абсолютно правильно, от обсуждения таких болезненных вопросов лишь усиливает подозрения в отсутствии у них убедительных аргументов».

Круг тем, который занимает автора, хорошо отражают подзаголовки большого и обстоятельного текста: программы реформ, поворотные точки российской истории, российские реформы на фоне зарубежных, как это могло бы быть? переход к рынку или создание свободного общества?

Важной особенностью новой работы является не привычный для экономиста-прагматика отказ от детерминизма и введение в оценку экономических реформ такого понятия как «порядочность».

Отвечая на вопрос, почему России не удалось то, что удалось многим другим странам, Илларионов формулирует: «Главный ответ на этот вопрос — люди[1], их личные качества». И далее: «…отсутствие у людей, находящихся во власти, порядочности и понимания свободы не компенсируется ни их профессиональными знаниями, ни наличием у них политического прикрытия, ни доступностью финансовых, природных или иных ресурсов».

Посмотрим, как выглядит в свете такого подхода вопрос формирования правительства реформ осенью 1991 года. Тогда на роль вице-премьера с полномочиями формировать команду, претендовало несколько кандидатов (в частности, Явлинский и Гайдар). Но, постулирует Илларионов, «поведение состоявшегося человека в немалой степени определяется не только и не столько внешними обстоятельствами, не только тем, насколько привлекательными выглядят сделанные ему предложения, насколько интересны перспективы, открывающиеся при этом, но и его собственными представлениями о том, что должно, что можно и как нужно».

Исходя из этого важнейшего принципа, Илларионов оценивает установочную разницу Явлинского и Гайдара, которая сыграла важнейшую роль в формировании отношений «президент – правительство» и губительным образом сказалась на судьбе реформ. «Немного упрощая, можно сказать, что к предлагавшейся ему работе Явлинский[2] относился как к рабочему контракту между де-факто равными сторонами, в то время как Гайдар — как к благотворительному дару свыше. И прошедшие с тех пор годы убеждают меня в том, что Явлинский, — можно соглашаться с его подходом или нет, — в основном по-прежнему придерживается тех же принципов».

Такая установка и новые данные, появившиеся за последний год в многочисленных интервью соратников Гайдара, позволяют автору сделать простой вывод: «Выбор (осенью 1991 года Ельциным) реформаторской команды определила не только и не столько предложенная ею содержательная программа реформирования, сколько лояльность ее руководителя политическому курсу российского руководства».

Оценивая реформы, Илларионов вновь поднимает вопрос об их базовом изъяне. «Оказывается, что для успеха экономических преобразований необязательно быть экономистом<...>, иметь огромные валютные резервы<...>, иметь эксклюзивные полномочия от парламента. Однако для успеха либеральных реформ критически важным является наличие во власти порядочных людей — тех, кто, <...>понимает, что такое свобода».

Оценивая возможное назначение Явлинского (вместо Гайдара) как «последнюю развилку» между движением в сторону эффективных реформ и тех, которые пережила страна, Илларионов уточняет: «Во всех текстах Явлинского (периода 1990-91 годов) центральное место занимают такие понятия, как свобода, собственность, юридическое равенство, свободное предпринимательство. Как в программе “Четыреста дней”, так и во многих устных выступлениях и статьях начальными и по сути дела ключевыми тезисами являлись тезисы о создании “субъектов свободных рыночных отношений”, “системы свободных хозяйствующих субъектов”, “системы свободного предпринимательства”, о необходимости работы с мелкими и средними хозяевами. Программа “Пятьсот дней” начинается с провозглашения базовых прав граждан — на собственность, на свободу экономической деятельности, на свободу потребительского выбора. Обе эти программы в качестве самых первых шагов реформ требуют предоставления правовых гарантий предпринимателям, провозглашают равенство прав физических и юридических лиц (включая иностранных) на любую хозяйственную деятельность. В обоих документах есть разделы, посвященные и другим элементам экономической реформы, включая, естественно, и финансовую стабилизацию и структурные реформы и преобразования в отдельных секторах. Но главное в них — это создание свободной частной экономики и слоя частных собственников.

В работах Гайдара предреформенного периода о необходимости создания частного собственника, предоставления правовых гарантий предпринимателям, равенства прав частников и государственных предприятий нет ни слова<...>. Егор Гайдар оказался одним из наиболее подготовленных специалистов, способных провести маркетизацию и монетизацию российской экономики при сохранении основ прежней управленческой системы. Эта задача — по созданию рыночной монетизированной экономики — была им сформулирована и в основном решена. Однако в личном мировоззрении Гайдара и среди целей проводившихся им реформ не было задачи создания системы свободного предпринимательства и свободного общества. Такие цели им не были сформулированы, такие задачи им не решались и не были решены».

Мы позволили себе привести такую длинную цитату, поскольку считаем попытку анализа реформ вообще и реформ 90-х, в частности, с учетом категорий морали и принципов явлением важным и знаменательным. Путь к пониманию будет долгим. Но такой подход вместе с ясным простым языком для объяснения сложных вещей и явлений переводит работу Андрея Илларионова «Трудный путь к свободе» в категорию книг важных и, как говорилось раньше, «рекомендованных для широкого круга читателей».

Тем более, что вскоре, похоже, снова придется проводить реформы.

***
Смотрите обсуждение материала в жж-дневнике А.Н. Илларионова.


[1] Здесь и далее курсив А. Илларионова.

[2] Явлинский, как известно, отказался от поста вице-премьера, когда получил от Ельцина решительный отказ следовать двум своим базовым предложениям: сохранить экономический договор между постсоветскими государствами и начинать реформы с продажи гражданам мелкой и средней госсобственности (со стерилизацией полученных денежных средств) и лишь на этой основе постепенной либерализации цен.

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments