February 26th, 2016

Территория спора

В ходе некоторой дискуссии удалось выяснить, что в главном уважаемый Игорь Александрович Яковенко и партия «Яблоко» - едины: Крым принадлежит Украине, его аннексия незаконна и должна быть отменена. Все остальные рассуждения сегодня – рассуждения о реализации этого основного тезиса, они относятся к тому особому времени, когда Россия откажется от своего сознательно антизападничества, а у «Яблока» будет существенная фракция в Государственной Думе и значительное устойчивое представительство в региональных парламентах. Ну, и, конечно, в России будет совсем другой президент.

Тогда, если сохранятся, станут актуальны противоречия, которые Игорь Александрович нащупал, которые его беспокоят. В этом смысле моя попытка развернуть эти тезисы в некое подобие плана – чистый пример «предположений о возможном будущем»: хотелось показать логику «Яблока», но, очевидно, убедить Игоря Александровича мне не удалось. Но он ни разу не назвал партию «агентом Кремля» и «политическим трупом», что модно сейчас в московской тусовке, так что я попробую ещё раз.

Что нас разделяет? Прежде всего «Яблоко» – сила практическая, члены партии отвечают за свои слова, глядя в глаза живому избирателю, и считают себя ответственными за всё, что Россия натворила в Крыму. Поэтому «Яблоко» говорит о необходимости созыва Международной конференции по Крыму, на усмотрение которой перейдёт множество вопросов, и прежде всего – вопросы безопасности переходного периода. Потому что заложники этого российского беспредела, Игорь Александрович, должны в итоге остаться живыми и невредимыми. Поэтому пусть Конференция (если соберётся) определяет сроки и процедуру перехода.

Какие основания есть у «Яблока» полагать, что Украина сама «не в состоянии обеспечить безопасность и достоинство своих граждан», спрашивает Игорь Александрович. Думаю, главным основанием является война, которую вот уже два года ведёт Россия. Сможет ли в час Х государство гарантировать отсутствие там радикалов - российских или украинских, даже если допустить, что там не будет, как недавно кокетливо сформулировал президент, «людей, которые занимаются там (на Украине – ЖД) решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере». К основаниям из разряда «лирики» можно отнести наше общие с Украиной советское прошлое и способ разрешения конфликтов.

Вторая важная претензия уважаемого Игоря Александровича состоит в том, что он требует, чтобы украденное просто положили на место и ушли. «Яблоко» же считает, как я понимаю, что это «краденное» – живое, это люди, которые имеют право определять будущее того места, где живут - Крыма. Например, на основе референдума, как в Великобритании. Яковенко справедливо отмечает, что современный украинский закон пока такой возможности не даёт. Но «Яблоко» исходит из того, что если уж Россия дойдёт до такой степени свободы, чтобы обсуждать вопросы Крыма, то Украина к тому времени (если продолжит движение в Европу, конечно) приведёт своё избирательное законодательство в части права на проведение референдума в соответствии с европейскими стандартами. Для того и нужна МКК, чтобы в этом помочь. Решение об этом будет принимать Украина, и нигде у «Яблока» не сказано иное.

Игорь Александрович также спрашивает: почему «Яблоко» вообще указывает, что делать Украине?! «Яблоко» не указывает, а ищет решение. (Заметим, к слову, в партийных документах не написано, «заставить», «обязать», «непременным условием является» и т.д., а, цитирую: «мы считаем», «полагаем», «призываем». На всякий случай в главном партийном тексте на эту тему дважды сказано: «Яблоко» выступает «категорически против реанимации «доктрины ограниченного суверенитета»». Иначе и быть не может: «Яблоко» – европейски ориентированная партия и искренне считает, что такая европейская процедура выявления воли жителей является правильной, а значит может быть объяснена, понята и принята! И вообще, мы как европейцы имеем право рассуждать о нашем общем доме, не правда ли? «Яблоко» рассуждает на эту тему потому, что ищет выход из войны. Потому, что абсолютное большинство жителей Крыма сегодня считают себя гражданами России. И потому, что избиратели Яблока тоже решают, кто виноват и что теперь делать. Поэтому Яблоко уже сейчас предлагает это предварительное, рамочное, интеллектуальное политическое решение, которое будет, конечно, доработано тогда и теми, кто сумеет до этого момента дожить.

Наконец, последнее. Является ли Крым спорной территорией? Вскинулся на это словосочетание уважаемый автор. Замечу только, что не в юридическом смысле был он употреблен и не из дипломатического словаря вытащен. Смысл его в том, что о принадлежности этой территории спорили сразу после 91-го. Спорили в 94-ом, когда в Крыму избирали своего президента. Спорили накануне вторжения (как это сформулировал министр внутренних дел Украины в известной стенограмме заседания СНБО, «…большинство населения Крыма занимает пророссийскую, антиукраинскую позицию»). Свой нескончаемый спор о своих правах и своем будущем ведут крымские татары, которых сейчас российская власть запугивает и репрессирует. Спорят сегодня и будут спорить завтра, пока люди не получат право на то самое решение, о котором и говорит «Яблоко». Вот, что имеется в виду под «спорной территорией».

На все остальные вопросы: кто, когда и как проводит и контролирует проведение референдума, каков статус территории на момент, кто ею управляет я Вам, Игорь Александрович, ей Богу, отвечала. Можно сказать и иначе: МКК поставит и ответит на эти и миллион других вопросов, для этого и нужен диалог, о котором говорит Яблоко, в форме Конференции. Будем, как Вы учили, экономить слова.

Но пример про Примакова я хочу объяснить ещё раз. «Яблоко» не обещало избирателям выдвигать Примакова. Оно как всегда обещало охранять и сохранять их жизнь и достоинство. И хотя Примаков был политическим противником «Яблока», его было правильно «придумать» в тот момент, даже в ущерб себе и на пользу жителям России. Что и было сделано. Но такие решения умеют принимать только настоящие политики. Вот этому, мне кажется, стоит поучиться.